Правовая социализация личности.  

Правовая социализация личности.

Общепринятым является следующее определение социализации: «Социализация – процесс усвоения индивидом образцов поведения, психологических механизмов, социальных норм и ценностей, необходимых для успешного функционирования в данном обществе»[21]. Социализация – это процесс поэтапного включения индивида в социальную жизнь общества. Результатом этого включения является формирование личности, занимающей определенную позицию в многообразных общественных отношениях.

Правовая социализация – это замена правомерного поведения по принуждению правомерным поведением, обусловленным личностными особенностями. Цели правовой социализации оказываются достигнутыми тогда, когда индивиды, как отмечает Э. Фромм, «достигают такого типа поведения, при котором они хотят действовать так, как они должны действовать в качестве членов данного общества. Они должны желать делать то, что необходимо для общества»[22].

Право, как вид социального регулирования, оказывает самое прямое влияние на процессы социализации, ориентируя индивида в многообразной социальной действительности. Факт правовой урегулированности общественных отношений, способ правового воздействия на них, определение должного и дозволяемого поведения, разнообразные запреты – все это оптимизирует процессы социализации.

Правовая социализация – это процесс включения индивида в систему правоотношений данного общества на основе усвоения всей правовой культуры данного общества.

Что касается правовой культуры, то можно говорить о правовой культуре как элементе культуры всего общества и правовой культуре индивида.

«Структурными элементами правовой культуры являются компоненты юридической действительности в их особом ракурсе эталонов поведения: право, правосознание, правовые отношения, законность и правопорядок, правомерная деятельность субъектов»[23].

Другие авторы[24]в составе правовой культуры выделяют следующие элементы:

• право, т. е. систему норм, выражающих государственные веления;

• правоотношения как систему общественных отношений, урегулированнных правом;

• правовые учреждения, т. е. систему государственных органов, обеспечивающих правоприменение и правореализацию;

• правосознание;

• правовое поведение, т. е. систему практической деятельности по исполнению и применению права.

На наш взгляд, выделение правовых учреждений в качестве элемента правовой культуры вполне обоснованно.

Как показатель высокого уровня развития индивида правовая культура проявляется в его подготовленности к восприятию правовых идей и законов, в умениях и навыках пользования правом, в оценке собственных знаний права.

Различают обыденный, профессиональный и теоретический уровень правовой культуры. Результатом усвоения правовой культуры на уровне индивида может быть формирование научного, профессионального или обыденного сознания индивида. При этом важно учитывать, что в индивидуальном сознании присутствуют элементы научного, профессионального и обыденного в специфическом для данного индивида сочетании. Только преобладание тех или иных элементов позволяет условно различать эти формы.



Формирование профессионального, научного и индивидуального правосознания подчинено своим закономерностям.

В основе профессионального правосознания лежит усвоение: 1) общих принципов права, правовых норм, связанных с профессиональной деятельностью; 2) профессиональных стереотипов, устоявшихся форм и приемов деятельности; 3) групповых профессиональных оценок, социальных предпочтений. Следует отметить, что не всегда в профессиональном сознании четко отражается социальная обусловленность права. Связанность со специфической правоприменительной деятельностью, перерастание правовых представлений в профессионально закрепленные действия предопределяют успешность правоприменительной деятельности и в случае недостаточной социальной ориентированности правоприменительной деятельности.

В основе научного правосознания, как правило, лежат более объемные представления о действии всей правовой системы, правовая действительность осваивается в ее сущностных характеристиках, правовые факторы соотносятся с социальными.

Когда речь идет об обыденном правосознании, то обычно имеют в виду массовое сознание – сознание граждан, чьи правовые представления в несистематизированном виде включены в их повседневную практику. По своей объемности они приближаются к научному сознанию, поскольку вся правовая действительность субъективируется в своеобразно понимаемых индивидом правах и обязанностях, закрепленных в правовых требованиях. По степени ограниченности реальной ситуацией применения права обыденное сознание близко к профессиональному.

Близко к понятию правовой культуры стоит понятие правовой системы. Но в отличие от правовой культуры, которая берет явления правовой действительности в статике, в качестве отдельных блоков, правовая система оценивает эти явления в динамике – как некоторую действующую целостность.



Правовую систему образуют в совокупности «три определяющих правовых явления: писаное право как система норм, юридическая практика, правовая идеология»[25]. При этом юридическая практика включает в себя элементы правовой культуры – правоотношения, правовые учреждения, правовое поведение. Важно подчеркнуть, что «выделение в составе правовой культуры юридической практики – показатель того, что право существует и функционирует в единстве и во взаимодействии с компетентными государственными органами, которые призваны гарантировать проведение в жизнь юридических норм»[26].

В ходе социализации индивид усваивает не только нормы и законы, но и все элементы правовой системы, в том числе правовые понятия. Таким образом, основу правовой социализации составляют:

– усвоение правовых норм и занятие определенной позиции по отношению к этим нормам;

– оценка непосредственной реализации норм в юридической практике, выработка отношения к правовым институтам и учреждениям;

– усвоение правовой идеологии как системного, научно обоснованного отражения правовой действительности в идеях, понятиях, принципах.

Наиболее исследованы процессы усвоения правовых норм, конкретных законов. Конкретно‑социологические исследования позволяют изучать вербализованное отношение к знаемым нормам, отдельным положениям закона, к конкретным законам, комплексам законов, регулирующих однородные общественные отношения.

Не менее изученным, хотя и недостаточно систематизированным является отношение граждан к реализации законов.

Перспективным, хотя и недостаточно разработанным направлением социологии права является изучение правовых понятий граждан. Субъективная освоенность этих понятий, зависимость конкретного правового поведения от степени объемности этих понятий, соотношений значения и смысла правовых понятий – все эти вопросы еще предстоит исследовать.

При этом важно учитывать, что нет универсальных правовых понятий. Например, понятие правового государства как государства с верховенством закона по‑разному усваивается индивидом в зависимости от того, какие именно и чьи интересы возводятся данным государством в закон. Усвоение данного понятия зависит и от стадии правоприменения, от того, какие интересы в первую очередь оказываются обеспеченными правоприменительными механизмами, процедурами, решениями должностных лиц.

Традиционный подход к усвоению в процессе социализации правовых норм предполагает, что индивид:

знает эти нормы;

формирует отношение к ним;

следует той или иной модели поведения.

Наибольшее число исследований в социологии права посвящено проблемам знания права. Осведомленность граждан о тех или иных нормах, способы получения информации, степень доверия к источникам информирования – всем этим вопросам посвящены многочисленные исследования.

Важным фактором, влияющим на принятие юридически значимого решения, является информированность граждан и должностных лиц, принимающих решение во исполнение закона. Данные различных социологических исследований свидетельствуют, что уровень информированности явно недостаточен для обеспечения правомерного поведения. «При этом степень информированности населения снижается по мере движения правоприменительной цепочки»[27], т. е. об исходных нормах знает большее число граждан, чем о конкретизирующей правовой норме, а менее всего граждане информированы о правоприменительном акте. Таким образом, источником формирования знаний о праве и правовых нормах зачастую служит непосредственное наблюдение за поведением граждан, нарушающих или соблюдающих закон, за применением и неприменением санкций, за способами правового и иного социального контроля, т. е. за тем, как в реальной жизни обеспечивается выполнение социальных требований, закрепленных законом.

Менее разработанным представляется формирование отношения к знаемым нормам. Формирование отношения граждан к действующим нормам является одним из важнейших элементов социально‑правового механизма действия права. С прагматической точки зрения в отношении к норме права выделяются действие и противодействие существующим нормам: их принятие или отторжение, выполнение, игнорирование, нарушение, фактическое или формальное следование[28]. Подобная классификация достаточно функциональна, поскольку позволяет изучать реальное поведение, реализующее нормы права.

Говоря о механизме усвоения юридической нормы, следует подчеркнуть, что правовая норма – разновидность социальной. Следовательно, общие закономерности усвоения социальных норм распространяются и на правовые нормы.

Важной особенностью является придание нормам «качества юридических путем введения в ткань права юридических дозволений и запретов»[29].

Правовая норма, также как и любая социальная норма, в процессе усвоения индивидом может быть представлена в феноменальном поле сознания, но может оказывать воздействие на поведение человека без осознавания, путем перестройки мотивационно‑побудитель‑ной и оценочной системы личности. Иначе говоря, отсутствие вербализации правовой нормы не всегда свидетельствует о том, что норма не оказывает регулятивного воздействия на поведение человека. Например, при неосознанном усвоении нормы «она может перестроить мотивационную систему человека таким образом, что определенные виды поступков будут для него «закрыты», исключены»[30].

Для социологии правореализации этот факт является достаточно существенным. Действие права предполагает, что индивид должен знать нормы, в соответствии с которыми он выбирает ту или иную модель поведения. Общеизвестно, что незнание закона не освобождает от ответственности. Механизмы же осуществления индивидуального поведения таковы, что как противоправное, так и правомерное поведение может осуществляться не на основе знания права, а на основе усвоения правовой нормы непосредственно из самой юридической практики применения этой нормы, ее практически действенного осуществления. Это важно при экстраполяции данных, полученных в ходе опросов, на возможное правовое поведение.

В основе процесса усвоения правовых норм лежит изменение диспозиционной структуры личности, понимаемой как система отношений личности (Мясищев) к объектам социальной действительности. Под диспозиционнной структурой личности понимается иерархическая система установок[31].

Установка – это особое целостное состояние индивида, предшествующее деятельности и регулирующее ее. Установка – это всегда единство побуждения и направленности. В отличие от других интрапсихологических образований установка (в том числе и социальная) не требует развернутого формулирования мотива поведения, которое она предусматривает.

Первый уровень диспозиционной структуры личности – это элементарные фиксированные установки. В правовом поведении этому уровню соответствуют автоматизированные реакции на отдельные объекты правовой действительности. Например, в случае правомерного поведения – позитивное восприятие представителей власти. Противоправное поведение предопределяется негативным восприятием тех же объектов и заключается в стереотипном реагировании на них.

Второй уровень – это социальные установки, сформированные как реакции на отдельные типичные ситуации, – ситуационные установки. Даже не зная закона, индивид реагирует на социальную ситуацию, предусмотренную нормой, определенным образом, в зависимости от того, какой модальности была сформирована установка на основе прошлого опыта – негативная или позитивная.

Третий уровень установок определяет общую направленность в той или иной сфере деятельности. Применительно к праву это отношение к конкретному закону, органам власти, иным действующим элементам правовой системы.

Четвертый уровень задает отношения к целям жизнедеятельности и средствам их реализации. Отношение к праву как целостности, способность и желание использовать предоставленные правом возможности для достижения своих целей, интересов задается именно этим четвертым уровнем диспозиционнной структуры личности.

Таким образом, в целом диспозиционная структура личности – это закрепленная в специфических психологических образованиях – установках – система отношений к различным явлениям правовой действительности.

Важным моментом в социологическом изучении механизмов действия права является понятие социального контроля. Социальный контроль может осуществляться через социализацию, через групповое давление, через принуждение[32]. Социальный контроль как элемент механизма реализации закона обладает определенными особенностями. Поскольку принуждение является квалифицирующим признаком правовой нормы, то мы специально не будем на нем останавливаться. О социализации было сказано выше. Что же касается группового давления, то применительно к праву оно обладает определенной спецификой.

Социально‑психологическая социализация – это «процесс социального научения, для которого необходимо одобрение группы». Наличие в современном обществе социальных групп с разнонаправленными интересами делает возможным занятие этими группами разных правовых позиций по отношению ко всем элементам правовой системы. И в таком случае группой могут ободряться и такая правовая позиция, и такое отношение к законам, органам власти, правоохранительным органам, которые выгодны данной группе, данной общности и не соответствуют общим интересам. Возможности давления на отдельных представителей органов власти, проведение решений, соответствующих стратегии финансовых групп, отраслей, промышленных корпораций, последовательные негативные оценочные суждения о законах и иных нормативных решениях – все это формирует позицию членов группы.


0001955356337420.html
0002038608656248.html

0001955356337420.html
0002038608656248.html
    PR.RU™